в связи с текстом Мизиано на Часкоре мне напомнили что я писал "противоположное":

http://maratguelman.livejournal.com/1886746.html 
"Когда искусство используется для всевозможных светских мероприятий, в этом нет особой опасности; плохо, если светские мероприятия начинают диктовать, какое им нужно искусство для того, чтобы приемы и пати проходили предельно респектабельно.

Сферы, питающиеся искусством, в какой-то момент начинают желать влиять на искусство, и в этот момент художник начинает выстраивать границы непроникновения: знайте свое место.

Да, мы не возражаем, чтобы музеи использовались как политические площадки, когда российская власть пользуется музейной дипломатией и президент страны приезжает открывать выставку, но мы возражаем, если высшие властные чины начинают рассуждать о том, каким должно быть искусство".

— Марат Гельман: «Искусству кризис не помеха…» http://sergeserov.livejournal.com/235591.html?view=1071943#t1071943


з.ы. Ну да, выводы разные, при том что анализ совпадает. Текст Вити - это "не ездите в гололед это опасно", мой "ездите в гололед осторожно - это опасно"

Комментарии

Хитро, но верно.
(Anonymous)
Марат, мне кажется, что Вы немного хитрите. Все эти «ездите в гололед осторожно - это опасно» это просто небольшая лесть художникам, также как и табличка в Вашем офисе «Художник всегда прав». Другие галеристы и кураторы они что делают? Да прямо в лицо художникам заявляют:

- За бабки Вы маму родную продадите.

Ну, например, Виктор Мизиано продолжает интервью следующими словами:

«При этом уже сам факт того, что у нас общественное мнение связывает с кризисом некую позитивную перспективу, разоблачителен. Это означает, что для него развитие искусства так или иначе осуществляется исключительно через деньги! Не этим должно быть обеспокоено художественное сообщество».

— Виктор Мизиано: «Капля камень точит»


Искусствовед Наталья Тамручи говорит прямо:

«А вот свободный художник, если хочет за свою работу получить деньги, в процессе ее создания должен учитывать вкусы публики, вкусы галериста, вкусы критиков, то есть среды... Если, конечно, он хочет двигаться, хочет быть успешным художником».
— Н.О.Тамручи, журнал [кАк) №30-31/2004

В этом же интервью Н. О. Тамручи сообщила корреспонденту, что она вообще не видела никогда независимых художников, то есть повторяется старая история, про которую еще Гоголь писал:

«Молодой Чартков был художник с талантом, пророчившим многое: вспышками и мгновеньями его кисть отзывалась наблюдательностию, соображением, гибким порывом приблизиться более к природе. «Смотри, брат, - говорил ему не раз его профессор, - у тебя есть талант; грешно будет, если ты его погубишь. Но ты нетерпелив. Тебя одно что-нибудь заманит, одно что-нибудь тебе полюбится - ты им занят, а прочее у тебя дрянь, прочее тебе нипочем, ты уж и глядеть на него не хочешь. Смотри, чтоб из тебя не вышел модный живописец. У тебя и теперь уже что-то начинают слишком бойко кричать краски. Рисунок у тебя не строг, а подчас и вовсе слаб, линия не видна; ты уж гоняешься за модным освещением, за тем, что бьет на первые глаза. Смотри, как раз попадешь в английский род. Берегись; тебя уж начинает свет тянуть; уж я вижу у тебя иной раз на шее щегольской платок, шляпа с лоском... Оно заманчиво, можно пуститься писать модные картинки, портретики за деньги. Да ведь на этом губится, а не развертывается талант. Терпи. Обдумывай всякую работу, брось щегольство - пусть их набирают другие деньги. Твое от тебя не уйдет».

- «Портрет», Николай Васильевич Гоголь

Но мне кажется, Ваша позиция наиболее правильная, Марат Александрович, по большому счету двадцать лет упрекать дорогих россиян в нерыночности, а потом начать упрекать их в меркантилизме это нехорошо, это странно. И, наверно, Гоголь, имел больше морального права упрекать художников в творческом двуличии, чем торговые работники.

Так что Ваша хитрая позиция отношения к художникам по-доброму они и правильная и рыночная, спасибо Вам.
Re: Хитро, но верно.
(Anonymous)
Мизиано говорил, как Тамручи, что он тоже дурак? Однако, в историческом аспекте, вы, Марат, отмечали, что художнику приходилось учитывать особенности политики и рынка:

"Если смотреть исторически, то искусство вечно, а рынок имеет разные формы. И смысл рынок имеет только как способ финансирования искусства. Деньги – это кровь искусства. Когда-то единственным заказчиком была церковь, надо было соответствовать образцам, получать заказ, участвовать в интригах. Потом был век Просвещения, просвещенные правители финансировали искусство, надо было угадывать их вкусы... Вполне возможно, что рынок поменяет свои формы".

— Марат Гельман, «Искусство и деньги»

Вы в интервью журналу "Патрон" (Латвия) от 8.02.2007, аналогично Мизиано и
Тамручи, говорили глупости? Ой, Марат, сами себя обхитрите, ей богу.