December 26th, 2010

Пушкинская и Манежная - интересно есть ли кто кроме агентов

Кто пришел и туда и туда?

По идее надо митинг за реальную реформу МВД Прокуратуры м Судебной системы. Этот раскол - это результат их работы. И на таком митинге футбольные фанаты и правозащитники могли бы собраться вместе.

Что значит "реальная реформа" ? Много всего но прежде всего сделать так чтоб туда пришли новые люди.

Цензоры окружают художников. Интервью с Маратом Гельманом

Цензоры окружают художников. Интервью с Маратом Гельманом

Гельман: Да, стали протестовать. И вот эта вот легкость, с которой они согласились запретить какие-то работы, она, собственно говоря, и есть главная проблема.
Кочарова: Для вас это шок.
Гельман: Ну, они все еще считают, что это как бы, во-первых, это их прерогатива, а во-вторых, что это ничего страшного. Ну, мало ли, мелочь какая-то. И, собственно говоря, все это время чиновники министерства как бы говорили: ну, не эти работы, ну другие, не этот художник… какая разница?
Кочарова: А действительно, вот с точки зрения обывателя, ну какая разница, ну подумаешь. А вдруг действительно французы не так нас поймут?
Гельман: Дело в том, что факт цензуры – это сигнал. Ведь у нас же официальная цензура отменена, то есть у нас нету специального органа. Что это значит? Это значит, что всякий человек, если цензура морально разрешена, может стать цензором. Например, в прошлый раз цензором попытался стать таможенник, и был с Дрезденской галереей скандал, когда "Синие носы" вдруг решили, что они издеваются над Путиным. Потом, значит, цензором стал министр культуры Соколов. То есть как бы в этой ситуации, если художественное сообщество не подымает алармизм, то есть не бьет в колокол, то мы не успеем оглянуться, как завтра вокруг каждого художника, каждую выставку будут окружать огромные толпища цензоров.