December 30th, 2010

50 самых влиятельных в русском искусстве в Артхронике

Абрамовича пропускаем

2 (1)

Иосиф Бакштейн
Комиссар Московской биеннале

ФОТО: пресс-служба ICA MOSСOW
 

Трудно сказать о недавно отметившем 65-летний юбилей бессменном комиссаре Московской биеннале современного искусства что-нибудь такое, что не было сказано в прошлом году, когда он возглавил рейтинг «Артхроники». Объявив имя следующего куратора — поклонника новых медиа Петера Вайбеля, Бакштейн умело поддерживает интерес к проекту у публики, знакомит заезжего гостя с местным пейзажем, ищет новое удивительное место для постоянно переезжающей биеннале. Впрочем, большая часть его полезной деятельности скры- та от глаз под министерскими коврами и за не слишком прозрачными границами, где он заседает в комитетах, влияя по мере сил на избрание кураторов международных выставок. И все чаще колоритный фотогеничный Бакштейн выступает не куратором, а произведением. В основном проекте Уральской индустриальной биеннале в Екатеринбурге «неизвестный художник» выставил сильно увеличенные распечатки его аккаунта на Facebook. Разумеется, фальшивого. А чтобы развиртуализировать персонажа, художник Дмитрий Булныгин показал зрителям выставки собравшее уже на YouTube тысячи поклонников видео «Ой, нэ-нэ, нэ-нэ», где комиссар, демонстрируя завидную физическую форму и музыкальность, танцует с цыганами под «Очи черные». Никогда в послед- ние годы не проявлял Иосиф Бакштейна так открыто свой нонконформизм, как на этой адаптированной под местный колорит версии банкета из «Крестного отца» в особняке Зураба Церетели.

Танцами все же дело не ограничивается. Выставка лучших выпускников возглавляемого Бакштейном Института проблем современного искусства «Время, вперед?» подтвердила, что родина его не забудет. Биеннале приходят и уходят — остаются художники, а большая часть тех, о ком заговорили в последние годы, училась в этом, как недавно еще казалось, эфемерном заведении.

3 (4)
Марат Гельман
Директор Пермского музея современного искусства

ФОТО: Галерея М&Ю Гельман
 

Так уж случилось, что первый приличный музей современного искусства в России открылся стараниями бывшего галериста Гельмана в неблизкой Перми. Теперь приходится летать, чтобы увидеть отличную выставку украинского искусства «Якщо» и с завистью листать роскошные каталоги ретроспектив Александра Бродского и Валерия Кошлякова — столичным музеям такое не потянуть. Понять, как много значит музей для Перми, проще всего по оглушающей даже на расстоянии в тысячи километров критике, которой встречают каждую инициативу Гельмана. В их числе и настоящее публичное искусство на улицах города, всякие красные человечки, заседающие напротив окон местных чиновников, и странные персонажи на балконах домов — все то, что в Москве согласовать невозможно.

Но бешеный политический темперамент Гельмана не ограничивается территорией Пермского края. Амбиции человека, отметившего в этом году двадцатилетие своей галереи, одной из первых в Москве, смело забросившего ее ради перспективы делать нечто совсем для себя новое и непонятное на Урале, очевидно шире музейных и даже областных масштабов. Как член Общественной палаты, Гельман активно вмешивался в план реконструкции столицы, проект по передаче церкви ценностей, проектирование нового здания Музеев Кремля. Блогер-тысячник, входящий в топ Рунета, втягивает в обсуждение проблем множество людей, в интересе к искусству не замеченных, разъясняет и агитирует мощнее органов массовой информации. Главная его задача — распространить собственный опыт по российской провинции посредством документа с названием «Культурная политика». Как будто дело в законе, а не в личности.

4 (3)
Ольга Свиблова
Директор Мультимедиа Арт Музея, Москва (МАММ)

ФОТО: пресс-служба МАММ
 

Директор новенького музея на Остоженке радовала количеством продукта и разнообразием интересов. Сильные чувства к фотографии и современному искусству, долгие годы раздиравшие ее на части — одна готовила очередной фотофест, пока другая кураторствовала в российском павильоне в Венеции, — соединились. И воплотились в здании Мультимедиа Арт Музея. Теперь Аннетт Мессаже, например, и конкурс «Серебряная камера» смогут разместиться в одном флаконе. Знатоков московского музейного строительства новое произведение архитектора Андрея Бокова порадовало хотя бы тем, что не оправдало худших ожиданий. И роль на несколько лет погрузившейся в строительный процесс Свибловой в этом трудно переоценить. Напоминающий изнутри слегка окосевший Гуггенхайм, бывший скромный особнячок вырос до четырех этажей (не считая трех подземных) и расширился до 9 тысяч прилично технически оснащенных квадратных метров, из них 2,5 тысячи — выставочные площади, вдвое больше, чем раньше. С одной стороны, это радует, с другой — пугает, больше не всегда значит лучше. В приличные современные тренды вписалась не только архитектура — едва ли не единственное музейное здание в столице, доступное для людей с ограниченными возможностями. На высоких, явно рассчитанных на нечто большее, чем скромных размеров старые фотографии, галереях теперь открывают несколько выставок одновременно. Впрочем, новыми залами Свиблова ограничиваться явно не собирается. Невероятно, но переименовавшись в Мультимедиа Арт Музей, осваивая новое здание, Свиблова оставила в живых и старый бренд «Московского дома фотографии» — выставки под этой вывеской продолжают открываться в подвалах Манежа. Выбранная для открытия нового музея выставка «Флюксуса» зафиксировала международные амбиции заведения, неровный выбор работ из собственного собрания показал, что музею и его директору есть еще, над чем работать.

5 (10)
Шалва Бреус
Издатель журнала «Артхроника», глава попечительского совета премии Кандинского

ФОТО: АРТХРОНИКА
 

Издатель популярного журнала по современному искусству, член попечительского совета самой дорогой (учитывая денежное выражение призов) и затратной (учитывая зарубежные выставки, международное жюри и церемонию вручения) российской премии в области современного искусства. Понятно, что такой человек должен считаться очень влиятельным. Но про Шалву Бреуса этого сразу не скажешь. На решение жюри премии Кандинского он, сам не раз говорил, никак не влияет. На редакцию «Артхроники» никакого давления не оказывает — об этом говорили и прошлый, и нынешний главные редакторы журнала.

При этом Бреус прочно ассоциируется в заинтересованном общественном мнении и с журналом, и с премией, и с современным искусством вообще, потому что в многочисленных своих интервью о них говорит с абсолютным знанием дела и на церемониях вручения выступает не свадебным генералом, а хозяином-распорядителем. То есть владеет ситуацией. Получается, что не деньги сами по себе делают его влиятельным человеком в нашем искусстве, а вовлеченность в художественный процесс, который он своей волей и желанием формирует. И, надо сказать, этим гордится, считая, что премия Кандинского есть проявление гражданской активности: собрались люди и без всякой государственной помощи сделали важное дело, поддерживающее российское современное искусство и его художников, способствующее их зарубежной известности.

Роль меценатов в истории искусства хорошо известна и всегда почитаема, что же касается людей, материально поддерживающих искусство здесь и сейчас, то наши люди вечно подозревают их в корысти и даже слово «меценат» стараются не употреблять. Но как же тогда называть Шалву Бреуса?


остальные здесь  http://www.artchronika.ru/item.asp?id=2206 - очень интересные подводки к каждой из 50-ти фигур

замечу только что Война обогнала всех художников (они 13, Монастырский 14, Кабаковы 15)
в связи с Космоскоу усилился Овчаренко - из галеристов он первый (12 место)
министр культуры наш на 37 месте (хихи) Осмоловский в связи с поездкой на Селигер к нашим влияние потерял.

з.ы. там же рейтинги по версии лайвджорнал http://www.artchronika.ru/item.asp?id=2207   и по популярности и по упоминаемости Война на первом месте я на втором.

наиболее обсуждаемым событием года стало возвращение Церкви здания так называемого Дома на набережно

На опенспейс подводят итоги 2020 года. Надо форуму 2020 подбросить Ильницкому)))

вот Деготь

В плане художественной политики наиболее обсуждаемым событием года стало возвращение Церкви здания так называемого Дома на набережной в Москве. Это стало возможным, во-первых, после превентивного объединения в 2016 году всех существующих на территории России религий под эгидой Русской православной церкви (с целью избежать религиозных розней) и, во-вторых, после законодательного признания коммунистической идеологии формой христианской ереси, что открыло путь для возврата коммунистической собственности законному носителю российской идентичности. Небольшая скромная постройка Дома на набережной будет использоваться для нужд Церкви и, разумеется, общества — на одном из этажей разместится паркинг, плата за пользование которым будет, по московским меркам, невысокой (место в паркинге будет предоставляться по предъявлению документа о воцерковлении), а в здании бывшего Театра эстрады будет Театр религиозного искусства, в котором покажут свои произведения (в форме слайд-шоу) многие российские художники, частично — выпускники отделения духовной светописи Московской школы фотографии и мультимедиа имени Александра Родченко.

остальное здесь http://www.openspace.ru/art/events/details/19436/?expand=yes#expand

там и по театру и литературе. короче юмористический журнал


(no subject)


прокурор просил 14 суд приговор смягчил до 13.5 Это у них чувство юмора такое. Подъебнули типа