October 29th, 2012

(no subject)



Meanwhile, this month the news came that Marat Guelman is opening a new gallery at Winzavod in exactly the same space where his previous gallery used to be. Following the closure of M&Yu Guelman last April, the space was occupied by Guelman’s other project, the production center Cultural Alliance. The gallery was intended to exhibit works by artists from Russia’s provinces, within the framework of the eleven-city Cultural Alliance program.

The new gallery is to be called Cultural Alliance/Marat Guelman Project, Guelman told RIA Novosti. Guelman said it will mostly exhibit mature artists from such cities as Ufa, Izhevsk and Almaty who have found themselves left out of the market due to their age or other circumstances. According to Guelman, he didn’t plan to open a new commercial gallery, but artists persuaded him to do so, as they wanted their works to be not only exhibited, but also sold to private collections.

However, Guelman said that prices at the new gallery will be much lower: about 5,000 euros per work, as opposed to 40,000 euros at the previous gallery. He said that new names and low prices should attract both established collectors and those who are just starting out.


(no subject)

Когда я рисовал со слонами, меня спрашивали: "А слоны, наверно, очень умные?"
Слоны очень глупые, но у них есть одно преимущество перед людьми - их глупость страшно ограничена. В то время, как человеческая глупость - неограниченна. Придумать искусство и религию - это же надо ...

(no subject)

После записи передачи "право голоса" ко мне подошел один из тех кто был в зале и говорит: "я знаю ваши работы, никого не слушайте, вы талантливы и останетесь в истории, а они (они это Кирилл Фролов, Хомяков и Журавлев из Родины) исчезнут".

Я сказал спасибо и ретировался. Дело в том, что я - не художник. Моих работ не существует. Наверно этот человек имел ввиду вообще "современное искусство", а может эти слова предназначались, например конкретно Тане Антошиной, Синим Носам, Чичкану, Тер-Оганяну так как их работы чаще всего используют для "дискредитации гельмана".

Соблазн высказываться самому был, на выставке "7-съезду народных депутатов посвящается" была даже одна моя работа. Но на этой же выставке я понял, что я кто угодно, но не художник. Точно так же как в 94 при определенных обстоятельствах понял, что не политик. При этом сегодня многие считают меня и политологом и художником. Как так получилось? (Павловский, кстати, вдруг кто не знает, был художником. )

В конце 80-х все носились со своими идеями, со своим творчеством в поисках посредников, агентов, меценатов. Тех, кто как я, готов был возиться с чужим я просто не помню. Видимо ситуация возвышает не коючевую фигуру (надеюсь никто не сомневается что в искусстве таковой является именно ХУДОЖНИК ) а ту, которая дефицитна.

Я стал персонажем и прототипом в неимоверном количестве литературных произведений (Липскеров, Пелевин, Проханов - это так сказать вершина айсберга) вдохновил "чорного гельмана", газета Завтра называла современных художников "гельманоидами". При этом уже в 90-х было в Москве около 30-40 галерей, а сейчас под 80. А музеев в стране (ну я сейчас по факту - директор "провинциального" музея) почти 2,5 тысячи.

Думаю причина в одном моем качестве: меня всегда интересовало расширение аудитории современного искусства. В то время как мои коллеги, да и сами художники, вполне себе комфортно, существовали внутри среды, я как ошалелый, занимался внешним, по отношению к миру искусства, контуром. Многие, кстати считают что это вовсе не нужно. Ведь искусство в отличии от литературы, например, не живет с тиражей. Достаточно узкого круга профессионалов + коллекционеры + международные контакты. Готов спорить. В конце концов все начиналось с узкого круга, точнее с двух: нонконформисты и московский клуб авангардистов. А теперь совриск занимает гаражи, вокзалы и винзаводы. А главное - он в центре общей дискуссии и пусть даже из десяти человек один заинтересуется им глубже поверхностного ора - через пару лет это будет мощнейшая аудитория.

Теперь вот, мало мне баталий в Перми ( тот факт, что они поутихли говорит, что Пермь таки стала вторым после Москвы городом со столичной публикой) с помощью Культурного Альянса хочу превратить Московскую художественную сцену в Российскую, а дальше и в Евразийскую. И опять же, здесь у меня множество коллег. И сеть ГЦСИ и Ширяевское и Красноярское биеннале. Но что-то мне подсказывает, что шишки полетят в меня, а остальные будут спокойно осваивать расширяющееся пространство.

Ну и ладно, зато я наверно единственный кому говорят "ваши работы очень талантливы" при том что ни одной Я не автор. )))

Posted via LiveJournal app for iPad.

новости Культурной Станицы



в Москве, на следующий день концерт состоится. Ну чтож, это в определенном смысле результат того, что питерская художественная среда молча сьела предыдущее.

фотки с премии кандинского

Министр культуры Владимир Мединский и Шалва Бреус
министр Мединский и президент фонда Бреус




самизнаетекто и художник Аня Ермолаева



Полисский



работа АЕС

еще фотки и отчет с открытия здесь
http://finparty.ru/section/art/17313/#

Раньше: кто подлее лизнет власти, теперь: кто гнуснее опорочит болотную

Мальгин подсказал:
http://avmalgin.livejournal.com/3380012.html
Сегодня в передаче "Человек и закон" у Пиманова показано интервью с абсолютно голым педофилом, насиловавшим малолетних мальчиков. Вопросы педофилу задаются странные. Типа: "Кто из политиков тебе нравится?" Педофил говорит: "Навальный и Удальцов". "А акции оппозициии ходишь?" - "Хожу. Был на Болотной площади" - отвечает голый педофил.

(no subject)

Записали на канале Культура передачу про судьбу нового здания-музея ГЦСИ. Я ужасно недоволен. Склочная получилась. И не уверен что интересная широкой публике. 
Больше всех удивил Хазанов - который сам факт дискуссии считает признаком того, что все хотят делить некие деньги, ну или отобрать у ГЦСИ. Нет, ну ладно, когда так думает обыватель, но человек внутри среды, разговаривая с 4 (были я Лошак Овчаренко Спайдер) давно состоявшимися и доказавшими свою принципиальность людьми - так говорит. Это его кто накрутил?
Так или иначе, мои аргументы следующие:
1. Концепция за 17 лет пробивания идеи устарела. Тогда ничего не было. Ни Гаража ни ММОМА ни музея Свибловой, ни Винзавода ни Стрелки ни Артплэй. Теперь еще и Манеж начнет работать по другому. Так что концепция мегаинституции опоздала в контексте города и реализована быть не может. 
2. Бажанов ушел в министерство 17 лет назад "делать музей" - не сумел. С городом отношения не выстроили, позиции внутри министерства слабые, с публикой не работают и не хотят и не умеют. Никто к ним не ходит. И если до Винзавода и Гаража можно было говорить - народ не тот, теперь нельзя. Слабые проекты, слабые менеджеры. Они не потянут. 
3. Вместо того, что бы строить новое, хоть и устаревшее морально здание, надо захватить провиантские склады или часть зила. Надо делать все в плотнейшем сотрудничестве с городом. 
4. Новую концепцию надо выставить на творческий конкурс. ГЦСИ может выступить разработчиком задания на конкурс, не более того. Вообще это разные компетенции, работа музея и то чем ГЦСИ кое как умеет заниматься. 
5. В стране есть 5-7 коллекционеров которые реально могут помочь с наполнением. Концепция должна быть согласована с ними. 
Конечно плохо, что все как-то воспринимается через личные отношения. По форме все похоже на склоку. Но с другой стороны, я 17 лет из теплых отношений к Бажанову и еще паре человек - молчал. 
Зы лучше бы не ходил. Что мне своей войнушки мало?

Анонимус- наговорил текст к выставке



Исторически сложилось, что рассуждения об анонимности в искусстве крутятся между «портретом неизвестного» и «автор неизвестен». То есть между анонимностью образа и анонимностью автора. Но если в прошлом эта «неизвестность» была – незнанием, которая требовала искусствоведческих услилий по выяснению авторства или имени персонажа, то сегодня это часто осознанное сокрытие автора или отсутствие персонажа.

Тема анонимности особенно интересна и актуальна сегодня. Проявлений анонимности очень много – например, группа «Анонимус» – сегодняшняя версия Робин Гудов, которые анонимно, при помощи интернета, нарушают законы, фактически совершают преступления, но делают это не из личной выгоды, а из собственных соображений о том, что такое хорошо и что такое плохо.  Анонимность в эпоху интернета в ситуации тоталитарного общества – возможность сказать правду и не быть наказанным. Таким образом, анонимность – не только интересный феномен искусства, когда художники работают над обобщением лица, но и социальное явление. Благодаря художникам, «балаклава» стала важным общественным символом.

Очень важно отметить, что наша выставка не является манифестом, призывом. Это прежде всего попытка проанализировать, задуматься над вопросом, что является источником анонимности в современном искусстве . Я  постараюсь выдать свою классификацию анонимности.

Как бы то ни было, первый мотив анонимности – антирыночность.


Collapse )