September 12th, 2013

«Градостроительная контрреволюция» зависла на «Винзаводе»





На «Винзаводе» в галерее «Культурный альянс. Проект Марата Гельмана» 6 сентября открылась выставка «Градостроительная контрреволюция. Москва 2010–2013. Новые утраты», организованная общественным движением «Архнадзор» и проектом «Москва, которой нет». Главными героями стали 43 исторических здания, которые были снесены в 2010-х годах или которым в данный момент угрожает снос.

http://strf.ru/material.aspx?CatalogId=222&d_no=62310#.UjDxXj-Fp9s
полностью здесь

Какие же работы демонстрировались на выставке, оказавшейся такой страшной и неожиданно скандальной, вокруг открытия которой было столько шуму? Это обычные плакаты с фотографиями зданий, не избежавших гибели или находящихся под угрозой сноса, за которые активно борются градозащитники. Вся экспозиция занимает всего-то две небольшие и темноватые комнатки на втором этаже галереи, куда ведёт крутая и узкая лестница – обзор экспозиции начинается именно с неё. На нижних ступеньках зрители могут видеть дом Волконских, против незаконной реконструкции которого градозащитники отважно боролись весной и летом 2013-го и который, увы, не удалось отстоять. Вверху лестницы – дом Мельникова, за который идёт активная борьба сейчас.

, в двух небольших комнатах развешены плакаты с фотографиями уникальных исторических зданий, таких как Литейный цех ЗИЛа, усадебный дом первой половины XIX века на улице Пятницкая, три исторических здания комплекса Ново-Екатерининской больницы на Страстном бульваре, здания Донских и Можайских бань, уникальные интерьеры «Детского мира» и многие другие объекты. Те, которые под угрозой – отмечены красными стикерами. Эта выставка наглядно показывает, как и в каких масштабах историческая застройка Москвы оказывается испорченной и утраченной. Столицу не реставрируют, а просто-напросто отстраивают заново, в лучшем случае реконструируя, в худшем – просто пуская под снос. Причём подобные вещи постоянно проделываются в охранных зонах.

Публика собралась интеллигентнейшая и мирная, искренне неравнодушная к культурному наследию Москвы: архитекторы, искусствоведы, студенты, пенсионеры. Было удивительно, почему же столько гонений на выставку, ведь это просто плакаты с фотографиями, документация объектов, без какого-либо вызова?

Ксюша Собчак и Марат Гельман решили поиграть в кинокритиков - Пусти беса в огород

Кинофестиваль «Послание к человеку» - ежегодное яркое событие в культурной жизни Петербурга. В его жюри в разные годы входили Тонино Гуэрра, Эмир Кустурица, Александр Сокуров, Сергей Мирошниченко и другие выдающиеся кинематографисты. Но на этот раз их места почему-то заняли люди, от искусства далекие, - скандальный галерист Гельман, который будет возглавлять жюри экспериментального конкурса, и дочь покойного мэра, светская львица, известная оппозиционерка Собчак - она возглавит жюри прессы, хотя ни литературой, ни журналистикой никогда профессионально не занималась.

http://smena.ru/news/2013/09/09/22484

Большое интервью дал Лене Масюк для Новой Газеты



www.novayagazeta.ru


про выборы Мэра, про Пусси Рает, про Путина вообще про жизнь

— Вы думаете, что Надя после возвращения сможет стать реальным лидером?

— Я думаю, что да.

— И затмить Навального?

— Ну да, именно потому, что по отношению к ней у нас нет этих страхов. Ведь по отношению к Алексею, одна из задач — это снятие блокировок. Условно говоря, ты идешь по пути, а у тебя на пути куча рытвин каких-то, оставшихся с прошлого времени, редутов, колючих ежей. А у нее — чистая дорога. И она обращается к нам, она не говорит о том, что она сменит Путина, она говорит, что надо менять вообще систему, отношения. Она пишет, что человека нет, если он не делает принципиальных поступков. Человек проявляется именно тогда, когда делает не рациональные, а принципиальные вещи.

— А клип последний, то ли Pussy Riot, то ли не Pussy Riot, он называется «Как в красной тюрьме», это вы финансировали?

— Нет, я ничего не финансирую. Я вообще в принципе ничего не финансирую. Я помогаю. Я еще раз говорю: я помогаю.

— А вам сама акция понравилась?

— Первоначально — нет. А сейчас — да. Искусство же — это лекарство, это боль. Это боль, которая фиксирует, где больно, что больное у тебя. Если не будет боли, то умрет тело. Если ты руку поднес к огню и нет боли, то рука сгорит. То есть они проявили в обществе очень важные моменты. Я, например, до этого ничего не знал про суды, ну не интересовался.

— А вы ходили на суд над Pussy Riot?

— Нет, я не ходил. Ну я не считаю нужным для себя это как бы публично проявлять…

— А просто посмотреть на всё: судью Сырову, собаку, потерпевших — вот на это всё.

— Ну мне этого не нужно. Должно быть распределение ролей, каждый должен заниматься своим делом. Я в кабинетах сидел и проедал плешь.

— А от того, что вы проедали плешь, в ситуации с Pussy Riot хоть что-то…

— Нет, вы знаете, ничего. Ничего не удалось. Это просто удивительно. Причем я вам так скажу, что были обещания… В какой-то момент все разбивалось. Из чего я и исхожу, что это личное дело.


«Нам нужна женщина»

— Марат, вы думаете, Россия уже созрела, чтобы иметь одним из лидеров женщину?

— Я считаю, что только так. Я считаю, что президентом должна быть женщина. Дело в том, что изъяны этой власти — мужские. Коррупция — чисто мужское. Вот это «договориться на двоих» и т.д. Нам нужна женщина. И это будет очень сильно. То есть Родина-мать… Я вижу эту ситуацию как технолог. У меня нет картинки женщина-президент или как это все будет, но у меня есть четкое понимание, что мужикам девушки покажут пример мужества, твердости, ясности ума. Хотя мужчины считают, что они умные и они мужественные. (Смех.) Нельзя при женщинах, которые столько терпят, хитрить, юлить и объяснять: «Да ты ж понимаешь…» Не понимаю, посмотри на девчонок.

Вот, пожалуйста, вам те самые музы (просто тогда эти музы были театр, музыка, изобразительное искусство), а сейчас музы другие — честность, мужество. (Смех.)

— А вы готовы Наде, когда она выйдет, и если действительно пойдет все так, как вы говорите, как чувствуете, — помогать с точки зрения политтехнолога?

— Я за время своего коллаборационизма, как мне кажется, понял очень важную вещь, которую, кроме меня, никто не может сделать, — это новая культурная политика. То есть — как надо работать с культурой, как с помощью культуры спасти страну.

— Но Наде помочь по дружбе…

— Это разное дело. Работать и помогать — это разное. Помогать я буду обязательно, вне всяких сомнений. Но это не ситуация, когда ты берешь ответственность, когда ты стоишь рядом постоянно.

— Марат, но сейчас ситуация, как мне кажется, когда вам в той или иной степени самому нужна помощь. Вас убрали из Перми, сейчас на «Винзаводе» пытались с вами расторгнуть контракт из-за выставки «Градостроительная контрреволюция». Много отрицательных событий за короткий период времени.

— Я занимаюсь тем же, чем и всегда занимался. В 90-е годы, в 2000-е я работал с искусством, я как бы свободный человек и веду себя как свободный человек. Изменилась ситуация. В последние полтора года она не просто изменилась, она на 180 градусов повернулась. И если раньше можно было говорить о том, что есть что корректировать, потому что в целом страна идет куда-то в будущее, художники идут в будущее, страна — часть мира, то сейчас прямо противоположный тренд. Сейчас вопрос не в том, что где-то уступить, как-то договориться, а вопрос в том, что меня не устраивает ни изоляционистская политика Путина, ни то, что мы перестали вообще слово «модернизация» говорить, а только говорим о возвращении куда-то. Поэтому я вряд ли буду что-то в своей деятельности менять. Я до последнего не буду лезть профессионально в политику, а буду до последнего стараться находиться на территории культуры.

полностью здесь (осторожно много букв)
http://www.novayagazeta.ru/politics/59955.html

Москва без Капкова - дал развернутый комментарий для Радио Свобода


Москва без Капкова

Возможный уход Капкова из мэрии Москвы комментирует галерист Марат Гельман:

- По моей версии, это не связано с выборами. Капков решил, что это момент для повышения собственного статуса - либо внутри мэрии, либо вне ее. Если сравнивать работу Капкова и работу Мединского, то Мединский, в общем, не занимается культурой, он занимается ведомствами и читает сценарии художественных фильмов, которым он будет давать деньги. Или не будет. А Капков подошел к работе системно. Поэтому в случае, если правительство Медведева будет меняться, он ближайший кандидат на пост министра культуры. Тем более, он проявил лояльность, все эти выборы вел себя хорошо, даже иногда с ущербом для собственной репутации.
Либо он хочет, и, мне кажется, вполне обоснованно, повышения статуса внутри мэрии - до вице-мэра, например.

- "Ведомости" пишут, что Сергею Капкову стало тесно в своей должности, он планировал занять пост заместителя мэра по социальной политике. Но на это место назначили Леонида Печатникова. И вот теперь Капков собирается уходить? Или как-то торговаться дальше?

- Надо не забывать, что он пришел из обоймы Романа Абрамовича. То есть вполне возможно, что есть еще и третий вариант - что это решение не только Капкова. Поэтому, может быть, там есть какие-то другие вещи. Но если верны слухи о том, что это правительство не доживет до конца года, а они вроде бы затихли сейчас, то Капков - кандидат на министра культуры номер один.

- Сергей Капков занимает должность главы Департамента культуры Москвы не очень долго. Тем не менее, эксперты и деятели культуры довольно благосклонно отзываются о его деятельности. Тут и реконструкция ЦКПО, и реформы в Театре Гоголя, и пешеходные зоны в Москве, велосипедные дорожки...

Сейчас культура стала одним из инструментов, с помощью которых мэрия реализует свою политику. Может быть, Капков сам этого не осознал даже, но этот переход является главным, что он сделал.


- У нас раньше были серые мыши - люди, которые ничего не решали. Главное, что он сделал, он перевел культуру из раздела социалки в раздел развития города. Раньше Департаментом культуры были те, кто просит помощи. Как вот есть больные, есть убогие, старые и малые, и есть культура, и все они просят какого-то бюджетоподаяния. Сейчас культура стала одним из инструментов, с помощью которых мэрия реализует свою политику. Может быть, Капков сам этого не осознал даже, но этот переход является главным, что он сделал.

- Как уход Сергея Капкова с этой должности повлияет на имидж команды Сергея Собянина?

- После ухода Шаронова уход Капкова, с моей точки зрения, превратит их в достаточно отсталое, архаичное образование. Я не знаю, как они отпустили Шаронова. У нас власть не ценит людей, которые что-то умеют делать. Она ценит людей преданных, надежных. А люди, которые чего-то стоят вне зависимости от должности, они достаточно независимые. Потому что они понимают, что они не должны держаться за места. Поэтому вполне возможно, что они его отпустят. И даже какое-то количество чиновников вдохнет спокойно, потому что слишком он был публичен рядом с Собяниным. А у них культура чиновничья, кроме начальника, никто особо публичным до пенсии быть не должен. Швецова была мышкой при Лужкове. Вот когда она сейчас уже точно никому не может перейти дорогу, ни на что претендовать, когда она уже приближается в возрасту пенсионному, ее поднимают. А в целом, думаю, Капков там кого-то раздражает.


«Он сделал, может быть, сам того не замечая, одну важную вещь: культура, которая всегда, в любом правительстве (может, кроме пермского) рассматривалась как часть социалки, социального блока, в Москве переместилась в блок инфраструктуры, — сказал галерист. —

Обеспечение насыщенной культурной жизнью стало обязанностью — почти такой же, как обеспечение электричеством, дорогами и так далее.