September 28th, 2013

Вечерняя Москва - «Послание к Человеку»: «Акт убийства» против актов в «Голой опере»…



Марат Гельман, председатель жюри экспериментального международного конкурса фильма In Silico:

- Мы были отдельной сектой, так как смотрели «другое» кино. Не сразу разобрались, что в данной истории считать за эксперимент, что сделать точкой отсчета. В итоге договорились: эксперимент - это когда неизвестен результат, может быть, получится, может быть, нет, и не столь важна оценка широкого зрителя… Мы привыкли, что никто и никогда не придет в кинотеатр посмотреть трехминутный фильм. Но большое киноискусство может уместиться и в три минуты. Стало быть, такой формат, такое «другое» кино нуждается в какой-то иной форме существования. Может быть, нужны специальные продюсеры, которые ищут короткие фильмы и формируют из них получасовую-часовую программу. Можно пойти и в народ: предложить отдельным кинотеатрам или киносетям показывать перед голливудскими блокбастерами небольшие киножурналы из экспериментального кино. Конечно, большинство киносетей в России принадлежит нынче американским компаниям, но конкуренция достаточно высока, и у зрителей мегаполисов всегда есть выбор – пойти на блокбастер в этот или другой кинотеатр… И наши яркие, сочные, экспериментальные мини-киноальманахи вполне могут стать для определенной части зрителей аргументом, почему «Пиратов» и «Аватар» нужно посмотреть в этом, на не соседнем кинотеатре…
Подробнее: http://vmdaily.ru/news/2013/09/28/poslanie-k-cheloveku-akt-ubijstva-protiv-aktov-v-goloj-opere-215894.html


http://vmdaily.ru/news/2013/09/28/poslanie-k-cheloveku-akt-ubijstva-protiv-aktov-v-goloj-opere-215894.html

поговорили про толерантность на Эхе

Культурный шок: Мода на толерантность в искусстве

Гости: Тигран Кеосаян, Марат Гельман

Тигран Кеосаян: Мода - это что? Это то, что сейчас hot, горячо. Количество людей, которые именно эксплуатируют, именно садятся на волну и пытаются получить какие-то дивиденды...




М. ГЕЛЬМАН: Для меня хрестоматийная ситуация – это была середине 90-х, Москва хочет быть международной, мы создали «Арт-Москву», международную ярмарку, пригласили галереи со всего мира, в том числе из Азии. И приехала галерея из Казахстана, и там был Канат Ибрагимов, очень талантливый парень, который говорит: в день открытия ярмарки я сделаю перформанс, зарежу барана, у нас так принято.

Т. КЕОСАЯН: Это 90 какой?

М. ГЕЛЬМАН: 1995-й или 1996-й. Все возмутились. Все галеристы, кроме меня, подписали петицию, что они против этого. Появились тут же «зеленые». И тогда этот парень, немножко напуганный, говорит: «У вас же международная ярмарка. Вот у нас не принято обнаженных женщин показывать. А вот я вижу на этом стенде, на этом стенде – обнаженные женщины. Давайте как-то договоримся. Либо я не режу барана и вы не показываете обнаженных женщин, либо я режу своего барана, а вы делаете то, что вы хотите».

Т. КЕОСАЯН: Существуют правила игры, а он в чужой монастырь со своим уставом.

М. ГЕЛЬМАН: Он как раз и говорит, что если вы сделали международную ярмарку, то это не ваш монастырь. Т.е. вы должны выбрать: либо лояльность, либо толерантность.

Т. КЕОСАЯН: На это есть другой вопрос сразу же. А что является толерантностью, с точки зрения француза, англичанина, люксембуржца, американца или индуса? Тоже разные критерии.

М. ГЕЛЬМАН: Толерантность – это значит, что я смотрю на чужое поведение, на чужие традиции как на чужие, но я при этом не требую от человека, чтобы он вел себя так же, как я. Я не навязываю, я просто говорю: а я живу по-другому. А лояльность – это, наоборот, выработка общих, единых правил поведения, которые едины, одинаковы и одинаково приемлемы для всех людей всех культур.